Обмен учебными материалами


Много шума вокруг вампиров (ЛП) 4 страница



Сейчас не время это обсуждать.

На лице женщины появилась жуткая улыбка. Я подошла ближе к Алеку.

Не подходи, querida.

Ты не вооружен. А у нее огромный меч.

Она не мне хочет навредить. Оставайся там, где ты сейчас.

– Веди меня к ней, темный! – скомандовала женщина.

Я наклонилась, чтобы взять пару камней. Хорошо, мне приятно, что ты возбуждаешься, глядя на меня и, что более важно, очень приятно, что ты хочешь меня защитить. Но, я не какое-то хрупкое создание не способное постоять засебя.

– Сдавайся, демон, ты не получишь ее.

Ты не посмеешь влезть в драку с демоном ярости. Эта женщина, правая рука Баэля. В ней больше силы, чем ты можешь себе представить.

И ты собираешься драться с ней без оружия?

У меня нет выбора.

– Ты хоть представляешь кто я? – прорычала она.

– Если честно, мне плевать, – сказал Алек, – Ты теряешь время. Возвращайся к Баэлю и передай ему, что он не получит эту женщину.

Алек верил, у него нет выбора, ему предстоит сразиться с демоном. Он осторожно подпитывал ярость, используя ее силу, чтобы сосредоточить внимание на женщине. Я поняла – он готов умереть, защищая меня.

Я не стала задумываться, зачем мужчина, который пару минут назад бросил меня и в прошлом прикончивший много людей, станет рисковать своей жизнью ради меня, незнакомки. Я просто приняла это и стала лихорадочно оглядываться в поисках того, что он мог бы использовать в качестве оружия.

Спасибо, что не споришь.

Эй, мне может и не очень нравится, что ты собираешься прикончить лучшую подружку Сатаны голыми руками, но я не глупа. У тебя намного больше опыта в сражениях с подобными существами, поэтому я понаблюдаю со стороны.

– Она твоя возлюбленная? – с любопытством спросила демон, пытаясь разглядеть, где я прячусь.

Алек сомневался пару секунд, затем ответил:

– Да. Баэль ее не получит.

Я замерла. Затем осторожно проникла в его мысли, и успокоилась, он искренне верил, что лжет.

– То, что вы связаны, означает лишь то, что ты будешь уничтожен, но Лорду Баэлю нет до этого дела. Если ты желаешь развлечь меня, прежде чем я найду ее, что ж, не откажу себе в этом удовольствии.

Лезвие сверкнуло, заставив Алека отскочить назад. Я почувствовала его боль, и поняла, что меч демона все же задел его.

Она тебя сильно ранила?

Не сильно. Держись подальше.

Алек, ты не можешь с ней сражаться. У тебя нет оружия. Она просто проткнет тебя как цыпленка на вертеле.

Огромное спасибо, за то, что безгранично веришь в мои силы, но я тут немного занят и не могу тебя, как следует отблагодарить.

Я отчаянно искала, хоть что-то, чтобы он мог использовать в борьбе.

Мне жаль. Но здесь только камни.

Демон смеялась, когда ее меч сверкал возле Алека в диком танце. Он осторожно отступил назад, уклоняясь от опасного удара и прикрывая меня своим телом. Я чувствовала боль, каждый раз, когда удар меча достигал цели, и почти теряла сознание.

Не нужны мне камни. Просто держись подальше, чтобы она тебя не схватила.

Без предупреждения, женщина наклонилась, и ее меч вошел ровно в тело Алека и вышел из спины.

– Нет! – закричала я, и бросила в нее горсть камней, затем прыгнула в сторону демона.

– Не выходи! – крикнул Алек и попытался перехватить меня.

Она изрыгала такие проклятья, что что-то внутри меня лопнуло. Дьяволенок внутри меня закричал, Алек схватил меня за талию и я выпала из реальности, жужжащие звуки, словно тысячи шипящих голосов заполнили мои уши, я замерла, жужжание нарастало, становилось все громче и громче пока не вырвалось из меня.

Раздался жуткий крик и я услышала звук металла ударяющегося о землю. Жужжание в моей голове прекратилось. Я с удивлением смотрела на меч, лежащий на земле перед нами.

Загрузка...

Женщина исчезла, только легкий клубящийся дым подтверждал, что она была здесь.

– Что... что случилось? – спросила я, инстинктивно закрывая Алека своим телом, когда он наклонился, чтобы взять меч. Он с любопытство смотрел на него, затем повернулся и посмотрел на меня.

– Кажется, сейчас мы подтвердили свои подозрения. Ты уничтожила демона ярости Баэля.

– Я? Как? Я же просто стояла...

– Думаю я... использовал тебя... – Он оглянулся и поднял меч, – Ты орудие Баэля, и я использовал твою силу, чтобы уничтожить форму демона и отправить его в Абаддон.

– У меня есть демонические силы? Я хоть и не ярая католичка, но если это так, то я сейчас с визгом отправлюсь к ближайшему священнику.

– По сути, у тебя их нет, – ответил он, рассматривая дыру в животе.

– Ооой!!! – закричала я, увидев кровь, льющуюся струей, – О, господи! Ложись! Нет, не двигайся! Я... я возьму эээм... – я оглянулась, в поисках того, что может остановить кровотечение, – Боже мой, да что ж это за место такое? У них даже аптечки нет.

– Со мной все в порядке, кровотечение остановилось.

– Не глупи, – я помогла ему опереться на меня, и мы пошли к ближайшему камню, – Тебя насквозь проткнули. Такие раны сами по себе не перестают кровоточить, я пойду и поищу того, кто нам поможет. Постарайся не двигаться.

На его лице было написано раздражение и недоверие.

– Ты не хочешь меня слушать, да?

– Не то, чтобы я не хочу, – сказала я, осторожно усаживая его на камень, – Ты в шоке. И не понимаешь, что говоришь. Я просто делаю как лучше для тебя.

Он не смог скрыть удивления

Ты заботишься обо мне?

Получается так.

Никто раньше этого не делал. Всем было все равно.

Тсс...ты ранен, сильно, и хотя я больше не собираюсь заниматься с тобой сексом...

Ты собираешься. Я чувствую, что интересен тебе, так же как и ты можешь чувствовать мой интерес.

...итак, хоть я и не собираюсь заниматься с тобой сексом, я не настолько бесчувственная, чтобы оставить тебя умирать здесь.

Почему нет? Ты считаешь меня убийцей и насильником.

– Я не говорила, что ты насильник. Я сказала, что ты убил женщину.

– Однажды мы обязательно обсудим, почему у тебя было видение о моем прошлом, но сейчас, позволь мне облегчить твои переживания. Смотри.

Он расстегнул рубашку.

Я вздрогнула, готовясь увидеть огромную дыру, но потом рассмотрела, что ее нет, осталась только кровь.

– Ты... Я же видела меч. Как... ?

Я дотронулась до места, куда меч пронзил его. Остался лишь горячий, страшный красный шрам с засохшими капельками крови.

Темные быстро восстанавливаются.

Я провела пальцами по ране, отметив, что его глаза из темно-зеленых превратились в желтовато-зеленые.

– Ты снова проголодался.

– Я потерял много крови. Такое случается.

– Ты должен поесть...

– Нет. Ты тоже потеряла достаточно крови.

– Но я себя отлично чувствую, – сказала я, махнув руками, будто это подтверждает мои слова., как ты уже убедилась, акт кормления для темных, достаточно сексуален...Ты действительно хочешь, чтобы я возбудился и напал на тебя?

Его слова разожгли во мне костер страсти. Я хотела сказать: давай, вперед! Но, разумная часть моего мозга, отбросила эту мысль и этим расстроила дьяволенка внутри меня.

– Я буду рада дать тебе столько крови, сколько тебе потребуется, но секса больше не будет. Это было просто помутнение рассудка.

Он ничего не ответил. Но я чувствовала, что он что-то обдумывает, но не позволяем мне увидеть, что именно.

Мы снова отправились на север. Он расстегнул рубашку.

– Так, что на счет орудия? Мне не нравится быть злом. Как прекратить это?

– Ты не зло. Ты проводник силы Баэля. Со всеми орудиями так – в них нет их собственной силы, они просто позволяют другим подключиться к его силе.

– Ты использовал меня, чтобы получить доступ к силе англичанина, чтобы разрушить его же демона?

Алек был мрачен, что странно ведь он сейчас только уничтожил демона, который собирался пустить на фарш нас обоих.

– Да.

– А почему ты не рад? Это же хорошо, да? Я не зло. Ты избавился от той злобной цыпочки, хотя до сих пор не понимаю, почему она хотела навредить мне. Может она хотела вытащить меня из Акаши?

– Она правая рука Баэля. Поверь мне, не важно, почему Баэль хочет тебя увидеть, он сложил два плюс два и понял, что случилось с орудиями. И ты не захочешь узнать, что он сделает с тобой при встрече.

Я задрожала от мрачных картин в его голове.

– Но это не объясняет, почему ты не рад, что избавился от при хвостня Баэля.

Алек вздохнул. Кажется, он часто это делает.

– Я ничего не могу поделать. Моя жизнь неожиданно стала полна вещей из-за которых приходится вздыхать, – сказал он, обнимая меня за талию, – я не рад, потому что, ты воплощение Occio di Lucifer, а значит, любое живое существо с мозгами, захочет тебя.

Я остановилась и уставилась на него.

– Только потому что у нас был секс через полчаса после знакомства, не значит, что я нимфоманка!

– Захочет тебя использовать, Кора, – перебил меня он, притягивая к себе, – или, если точнее, использовать силу Баэля.

Меня охватил ужас, когда я поняла, о чем он говорит. У меня перед глазами замелькали видения, как одно злобное существо за другим, использует меня, как источник демонической силы, и разрушает мир.

– Вот дерьмо.

– А я везунчик, – добавил он, – кажется, ты выбрала меня, чтобы я защищал тебя от них.

Глава 6

– Знаешь, это место не похоже на ад.

– Потому что это не Абаддон, это Акаша.

Алек плелся за мной, наши шаги эхом отражались от стен и каменного пола.

– Ага, но встретившая нас дама сказала Даймонд, что сюда отправляют на вечные муки, как по мне, это похоже на ад. Но, это... – я обвела рукой помещение, – выглядит как старый офис, а не место для пыток.

– Попробуй открыть одну из этих дверей, – сказал он, кивком указывая на одну, когда мы проходили мимо.

Я остановилась:

– Зачем? Там происходит что-то отвратительное? Людей расчленяют? Пытают? Их пожирают муравьи?

Он скрестил руки на груди и кивнул в сторону ближайшей двери:

– Открой и узнаешь.

– Хорошо, но если там что-то мерзкое, ты будешь виноват в том, что я выблюю свой завтрак.

Я открыла дверь, и приготовилась увидеть нечто ужасное.

Группа людей, примерно полдюжины, сидели вокруг длинного стола, бумаги были разбросаны по всей его поверхности, еще он был завален полупустыми бутылками воды, и маркерами всех цветов радуги. Мятая бумага падала со стола на пол, дорожка из нее вела к доске, исписанной разным почерком.

– Сначала мы пришли к соглашению, а затем нет, – сказал мужчина в деловом костюме, сидевший во главе стола, – что учитывая экономию, которая появится в связи с сокращением наших функций, связанных с производительностью мы сможем погасить задолженность, появившуюся в этом квартале?

Женщина покачала головой, и постучала по таблице одним из маркеров:

– Я считаю, что если мы перестроим наши организационные цели, чтобы улучшить благосостояние предприятия, мы сможем освободить наш офис от неустойчивой избыточности не только относительно расходов, но и внешних консультантов, которые я думаю, мы все согласны приводят к падению этой и других команд управления в рамках предприятия.

– Нет, нет, нет, – заявил еще один мужчина и, поднимаясь со своего места, подтянул брюки на пивной живот, – если мы сформируем целевую группу для исследования выгоды программы наставников...

– Боже мой, все еще хуже, чем я себе представляла, – прошептала я и закрыла дверь.

Алек кивнул:

– Заседание комитета управления среднего звена. Все еще думаешь, это не плохое место?

Я вздрогнула:

– Мы должны выбраться отсюда.

Он скользнул по мне взглядом и взял за руку, заставляя поспешить:

– Я рад, что ты включила меня в свои планы о побеге, хотя, мне жаль тебя расстраивать, из Акаши нет выхода. Ты можешь выбраться, только если тебя вызовут.

– Тогда нам нужно это устроить, – сказала я, чувствуя себя упрямой, как осел. Но я не планировала провести остаток жизни, подглядывая за заседаниями комитетов.

– И как ты предлагаешь это осуществить? Мы не можем связаться с кем-то, мы застряли здесь.

– Не знаю, но точно тебе говорю, я не собираюсь сидеть здесь и ждать, пока кто-то использует меня во вред. Даймонд!

Она обернулась, когда я выкрикнула ее имя. Даймонд стояла с двумя мужчинами, и улыбнулась, когда я почти силой притащила Алека к ней, она переводила взгляд с него на меня, явно наслаждаясь его мужским обаянием., ты преувеличиваешь, я не настолько красив.

Ой, только не надо говорить, что тебе это не нравится. Я чувствую, как ты наслаждаешься, подслушивая мои грязные, сами по себе возникающие мысли о тебе. Могу поклясться, ты обожаешь, что женщины сходят по тебе с ума и восхваляют твое эго до такой степени, что оно уже размером с пол страны. И тебе точно нравится, когда женщины смотрят на тебя так, как сейчас Даймонд. Хотя, я не понимаю с чего бы ей? У нее есть муж, которого она любит, по крайней мере, если верить ее словам, ктому же она его у меня украла!

Я думал, он больше тебя не интересует?

Так и есть, но ни одной женщине в мире не понравится то, что у нее прямо из под носа увели мужа. И если Даймонд думает, что сможет сделать с тобой, то же самое, тогда ей точно не поздоровится.

А теперь, кто ревнует?

Я перевела взгляд с Даймонд на Алека:

– Ты мне совсем не нравишься, – сказала я ему.

– А я только начал чувствовать к тебе нечто противоположное, – промурлыкал он в мое ухо.

Дрожь наслаждения пробежала по моей спине.

– Кора! Ты пропустила потрясающий завтрак. Там, пара докладчиков, рассказывали о разных вещах, которыми мы можем заняться, чтобы скоротать время в Акаше. Но, скажи мне, кто твой друг?

У нее глаза загорелись, когда она увидела, что мы держимся за руки.

– Алек Дарвин. Вампир. Он убил женщину несколько столетий назад.

Дьяволенок внутри меня изо всех сил старалась выкрикнуть: И он занят! Но я заткнула ей рот.

– Привет, Алек, – поздоровалась Даймонд, подарив ему милую улыбку.

Он вежливой ей ответил и, внимательно посмотрев, сказал: Она тоже сияет.

Да? О, нет! Ее зацепило, когда меня превратили в око Саурона?

Люцифера. И, нет. Это не так работает. Ты говорила, что Ульфур тоже блестел?

Да.

И он что-то украл у Баэля?

Золотое, да. Оно было похоже на плоский диск, когда он мне его показывал.

До или после того как вас изгнали в Акашу?

После.

Господь всемогущий...Ульфур украл все три орудия.

Думаешь, он тоже Occio?

Нет, похоже, что он Anima. Когда-то это был сосуд в форме дракона. Значит, эта женщина взяла третье орудие.

– И вы только что познакомились? – Даймонд прервала поток моих мыслей, все еще глядя на наши с Алеком, сплетенные руки.

– Да, – я на корню обрубила ревность и сосредоточилась на том, что было действительно важно, – Даймонд, когда мы были в доме, а ты в подвале, что ты делала?

– Фотографировала. Ты же знаешь.

– Нет, именно в тот момент, когда мы внезапно очутились здесь.

– Ой, – она задумалась, – я рассматривала симпатичный кубок, который закатился под лестницу. Он казался ценным, и я собиралась принести его тебе, потом «бац» и мы здесь.

– Кубок? – Переспросила я Алека.

Он кивнул.

– Voce di Lucifer. Вы трое, держали орудия, когда Баэль изгонял Ульфура в Акашу.

– Баэль? – Даймонд замерла, – лорд демонов Баэль?

– Да, – Алек внимательно смотрел на нее, – Ты знаешь его?

– Я? Боже всемогущий, нет! Я слышала о нем, как и все, – объяснила она, – Так нас сюда Баэль отправил?

– Мы так думаем, – медленно проговорила я, – Даймонд, откуда ты знаешь про лорда демонов? Почему ты не увидела его в доме? Какого хрена ты не визжишь от страха? Почему ты дико рада завтраку с проклятыми?

– Чего визжать? Это Акаша, а не Абаддон, Кора. Я никогда раньше не видела лорда демонов, поэтому и не поняла, что он в доме, хотя я чувствовала, что где-то рядом был очень старый вход в Абаддон. А по поводу Акаши, я всегда мечтала сюда попасть и вот мы здесь! Это же так увлекательно, тебе не кажется? И все здесь такие милые. Они так рады с кем-то поговорить. Маргаретта рассказывала, что есть пара собраний, на которых мне можно поприсутствовать, круто, правда?

Она рехнулась.Сказала я Алеку, не сводя глаз с Даймонд.

Я бы хотел согласиться, но нет. Думаю она...хм.

Что она?

Не уверен. Она выглядит как человек, но это, скорее всего, чары. Кем бы она ни была, не думаю, что она обыкновенная.

Обыкновенная?

Смертная.

Я ущипнула его.

Значит я для тебя обыкновенная, выпендрежник?

Ты смертная, но необыкновенная.

Волна теплоты охватила меня, я старалась скрыть это. Но глядя на его довольную ухмылку, поняла, что он всё почувствовал.

Нужно выбраться отсюда как можно скорее, пока здравый смысл меня окончательно не покинул и я не превратилась в Джас.

– Даймонд, думаю это самое худшее место из всех, где я когда-либо была. Я попросила Алека вытащить нас отсюда и думала, что ты поможешь нам придумать, как это сделать.

– Без проблем, – сказала она, махнув рукой, будто нахождение в Акаше это нормально, – Моя прабабушка очень изобретательна. Уверена, она придумает что-нибудь.

Я сомневалась, но промолчала.

– А пока мы здесь, я планирую наслаждаться каждой минутой! Думаю посетить одно из собраний, о которых говорила Маргаретта. Почему бы тебе и Алеку не присоединиться ко мне?

– Я пас, – ответила я, мысленно улыбнувшись от того, что Алек вздрогнул от ее предложения, – Мы пока подумаем как отсюда выбраться. Я позову тебя, если мы найдем способ.

– Делайте, что хотите. Или продолжайте заниматься, чем вы там занимались. Я пошла. Пока-пока!

Алек хотел прокомментировать ее высказывание и я знала, что покраснею если он это сделает:

– Молчи! Даже думать об этом не смей!

Он рассмеялся, даже его смех был прекрасным. Такой теплый и искренний.

– Хорошо, но только потому что мне все равно придется тебя расстроить тем, что я не найду чудесный способ, чтобы вытащить вас.

– Всех нас, ты пойдешь с нами.

Он вел меня из зала суда, все вокруг было грязно коричневого цвета, только здание немного поблескивало, отличаясь от всего остального пейзажа.

– Не могу. Меня изгнал Моравский совет. Если я и смогу выбраться, они отправят меня обратно.

Я остановилась и пристально на него посмотрела:

– Что именно ты натворил, что взбесил всех вампиров?

Он отвел взгляд и спрятал свои мысли:

– Соблазнил возлюбленную моего друга, попытался уничтожить их обоих и выдал темных тем, кто хотел их истребить.

Его лицо превратилось в маску, но глаза, ах эти любимые глаза, они отражали все эмоции, которые он от меня прятал. В них была боль, ненависть к самому себе, и тем, кто причинил ему боль. Алек разбил вдребезги все мои представления о вампирах. Теперь я знала, что была не права, когда считала их недостойными и осуждала сам факт их существования.

Я не смогла удержаться и спросила:

– Когда ты убил женщину, о чем ты думал?

Он задумался. Я чувствовала, что мысли его далеко.

– Ту, которая убила мою возлюбленную?

Я кивнула.

Он закрыл глаза, борясь с подступившей от воспоминаний болью.

– Я не думал. Увидел тело, сгоревшее и искалеченное, понял, что жница убила ее. Я инстинктивно набросился на нее. Только потом я понял, что это был несчастный случай и жница не специально выбрала жертвой мою возлюбленную. Веками я убеждал себя, что месть уменьшит боль, столько времени потерял...

– Не верю, – я запуталась в эмоциях, но точно не сомневалась, что он человек чести.

– Не удивила. Никто мне не верит. Почему ты должна?

– Ты не так меня понял, – моя рука скользнула под его рубашку и я прижала ладонь к его сердцу, такому искреннему и смелому, – Я не верю, что ты предал своих людей. Ты не мог.

Он смотрел на мое лицо, выискивая признаки насмешки. Я позволила ему прочитать мои мысли, чтобы он увидел, насколько я серьезна.

– Я и не делал этого, но они все равно обвинили меня во всех грехах.

– Почему ты не защищался?

Он криво улыбнулся:

– Потому что я действительно предал друга.

– И соблазнил его возлюбленную?

Он провел большим пальцем по моей нижней губе:

– Вообще-то это было до того как я узнал, что она его возлюбленная. Когда она поняла это, то выбрала его, не меня. И я отошел в сторону. Потом их пытались убить, но мне от этого не стало легче.

– И ты страдаешь, потому что был плохим другом?

– Все немного сложнее, но я несу ответственность за то, что пытался разрушить жизнь Криса. Я должен заплатить за это.

– Чушь собачья, – возразила я, – У тебя устаревшая привычка жалеть себя, нет, ты, конечно, сделал кое-какие вещи, которые делать не следовало, но за это ты сполна рассчитался. Ты заплатил свою цену и должен идти дальше. Я помогу тебе. Когда мы, да мы все втроем, выберемся отсюда... да, ты правильно меня понял, я тебя здесь не оставлю...

Слова слетели с моего языка, и, я почувствовала, как нечто гигантское швырнуло меня куда-то.

По сути, так оно и было. Я приземлилась на колени, передо мной стояли мужчина и женщина, а под моими ладонями был деревянный пол.

Мы были в комнате похожей на библиотеку, кожаные кресла, стеллажи с книгами от пола до потолка. Я взглянула на людей, наблюдавших за мной.

Мужчина был среднего роста, с черными волосами и козлиной бородкой. Женщина, стоявшая подальше от него, выглядела счастливой, у нее были вьющиеся рыжие волосы, и от нее исходила позитивная энергетика, поэтому я обратилась к ней, а не ее спутнику.

– Что это была за хрень?

– Я призвала тебя, – ответила женщина с английским акцентом, она махнула рукой в сторону мужчины, скрестившего руки, – Ты должна благодарить за это мистера де Марко, ведь он меня нанял. Я стражница. Меня зовут Ноэль. Ты в курсе, что блестишь?

– Да, мне говорили об этом... Почему... стоп, де Марко? – за мужчиной стала появляться тень и обретать очертания, – Ульфур!

– Я Альфонсо де Марко и ты отдашь мне occio di Lucifer, – заявил босс Ульфура тоном, не допускающим возражений, но этим только разозлил, а не напугал меня.

– Что... ах, это.

Интересно, что он скажет, когда узнает что орудие разбито, еще и по моей вине. Я взглянула на Ульфура, но его лицо ничего не выражало.

Довольно улыбнувшись, я поняла, что он не сказал ничего своему боссу. Благослови его господи, Ульфур убедил де Марко вытащить меня из Акаши, под предлогом того, что у меня есть орудие.

Вот только Алек и Даймонд остались там.

– Оно у тебя? – голос де Марко был полон гнева.

– Да, – ответила я, быстро прокручивая в голове план как можно вытащить из Акаши Алека и Даймонд.

– Я вызвал тебя из Акаши, и в знак благодарности, ты отдашь его мне, – приказал он, его тон пробирал до костей.

Он протянул руку, явно рассчитывая, что я готова вручить орудие.

– Нуу, знаете ли, Occio очень крутая штука, это ведь одна из трех важных для Дэйла вещиц.

– Баэля, – исправила меня стражница Ноэль.

– Ой, простите, Баэля, – де Марко подозрительно на меня посмотрел, я прочистила горло и заявила как я надеялась, самым беззаботным тоном, – Ему нравится, когда я зову его Дэйлом.

Ульфур потер глаза, но промолчал.

– Нуу... по сути, Occio ни здесь и не там... то есть оно там... эм... не здесь. Если вы понимаете, о чем я. Вы понимаете?

– Нет! – рявкнул де Марко.

– Ну, это Алек.

– Алек? Что еще за Алек? – с каждой секундой де Марко сердился все сильнее.

Ульфур выпучил глаза, глядя то на меня, то на своего босса. Казалось, он пытался мне что-то сказать, но я не понимала что.

– Друг, – ответила я осторожно, пытаясь разгадать, что заставило Ульфура так разволноваться.

– Да плевать я хотел на твоих друзей! Мне нужно Occio и прямо сейчас. Я жду оплаты за то, что вытащил тебя из Акаши, иначе я быстро верну тебя обратно.

– Попридержи коней, приятель! Мы заключим сделку, ты вытащишь двух моих друзей из Акаши, а я отдам тебе occio.

У Ульфура чуть глаза из орбит не выпали.

– Ты смеешь не повиноваться моим приказам? – де Марко шумно втянул в себя воздух, будто вот-вот взорвется, – Да ты хоть представляешь, кто я, смертная?

– Ага, босс Ульфура, ты тот парень, что сказал ему стырить орудия у жуткого короля преисподней!

– Принца, а не короля. – Сказала Ноэль и быстро отвела взгляд, притворяясь, что с интересом рассматривает картину на стене.

– Дэйлу нравится, когда я называю его королем, наедине, – солгала я, изображая из себя подружку Сатаны, – вот в чем дело, де Марко, ты хочешь Occio Дэйла, ты его получишь сразу, как вытащишь Даймонд и Алека из Акаши.

– Я не служба доставки! – зарычал де Марко, и свел брови так, что они превратились одну сросшуюся черную бровь. Мне так и хотелось сказать ему, что с таким видом, он точно никого не напугает, но я подумала, что он не умеет принимать критику, – Ты мне задолжала, смертная, и ты сейчас же отдашь мне Occio.

– Или что? – спросила я, пытаясь очистить ногти об мои джинсы.

– Или я заставлю тебя пожалеть, что ты родилась!

– Да ну? У кого око Дэйла? Ах, точно, у меня, а это значит, ни фига ты мне не сделаешь.

Я молила бога, чтобы оказалась права.

Ульфур пошатнулся, будто теряя сознание. Ноэль была в ужасе.

Возможно, я ошиблась и сейчас он меня прикончит.

Де Марко снова глубоко вдохнул и истерически завопил:

– Одного!

– Чего? – Я отступила ближе к Ноэль, она в свою очередь, отошла подальше от де Марко.

– Одного… – его ноздри в бешенстве раздувались, – Стражница призовет только одного.

– Но... у меня там осталось два друга.

– Тогда выбери одного. Сейчас же!

С трудом сглотнув, я ужаснулась и поняла, что он психически неуравновешен.

– Эм... – я судорожно решала, кого же выбрать, Даймонд… да, нужно сказать, чтобы вызвали Даймонд. Она моя подруга... и не заслужила оказаться в Акаше. Точно, Даймонд.

И оставить там Алека?

Одного.

И никто не накормит его.

Или, что еще хуже, он подумает, что мне на него плевать.

Но он убийца! И, он сам сказал, что предал друга. И смирился со своим наказанием.

– Хорошо, – решила я и молилась, чтобы Алек когда-нибудь понял, почему я так поступила, – я решила.

– Назови стражнице имя, и покончим с этим! – рявкнул де Марко.

– Ноэль, пожалуйста, вызови... – я взглянула на нее. Она на меня. Я думала о Даймонд. Дьяволенок внутри меня взбесилась и обзывала меня как могла.

Никто никогда не заботился об Алеке.

– Призови Алека Дарвина, – услышала я, как кто-то сказал эту фразу и дьяволенок восторжествовал.

Глава 7

Алек уставился на место, где минуту назад стояла Корасон. Нахмурившись, он протянул руку и потрогал воздух.

Она исчезла.

Кто-то вызвал ее.

– Вот и отлично, – сказал он обреченно, не желая признавать боль, внезапно охватившую его. Он убеждал себя, что это не боль, а раздражение. Ее отправили сюда, чтобы истязать его, и будь он проклят, если позволит ей ранить его своим исчезновением.

Она покинула его. Просто ушла, даже не взглянув на прощанье, не съязвив по поводу его внешности. Она даже не обозвала его убийцей кровососом.

– Очень хорошо, – громко сказал он и начал искать место, где он может умереть, – Так и быть. Она исчезла. Я здесь. Это отлично.

Но это было не так. Кора выбралась в мир смертных и там ее некому защитить от тех, кто захочет использовать ее, некому о ней позаботиться.

– Плевать, – сказал он ближайшему камню, – она больше не моя проблема. И я совсем не против больше ее не видеть, не чувствовать ее запаха, не сходить с ума от возбуждения глядя на ее бедра, я не хочу чтобы она целовала меня так, что почти язык высасывала, не хочу чтобы она мурлыкала в экстазе. Мне не нужна ее кровь. И она не нужна. Я абсолютно счастлив, страдая здесь в одиночестве.

Он в ярости пнул камень, осознавая, что врет себе.

Она бросила его.

Он выбрал место, где мог спокойно умирать, жалея себя. Да, ее предательство сильно ранило его. Сильнее, чем он мог предположить. Когда он осознал эту мысль, мир перед его глазами покачнулся, он весь сжался в тугой комок, и что-то больно ударило его в живот.

– Алек!

Он не мог поверить, что слышит этот чудесный голос, словно песня разливающийся по его венам. Алека окутал запах, по которому он уже успел соскучиться, а нежные руки повернули его лицо к свету.

– Прости, – сказал другой женский голос, – я предупреждала, что с темными будет сложнее. Не думаю, что у меня вообще бы получилось, без твоего присутствия.

– С тобой все в порядке Алек?

Он открыла глаза, и встретился взглядом с Корой.

– Ты не бросила меня?

– Нет, – ответила она и ее соблазнительные губы изогнулись в улыбке.

Он не смог удержаться и запустил руку в ее волосы, притягивая к себе, его сердце пело от радости от того, что он снова мог поцеловать ее, почувствовать ее вкус. Она дрожала от возбуждения в ответ на его прикосновения.

– Так, так, так... что тут у нас? Темный. Очень интересно.

Мужской голос прервал его мечты о том, как он уложит Кору в постель и заставит стонать и мурлыкать как никогда раньше.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная